Наверное, только благодаря Эйвери я не сошёл тогда с ума. Этот грубый мужлан оказался неожиданно чутким: после того как я несколько дней не отвечал на его письмо, он не поленился разыскать меня. Ни в то лето, ни позже я не спрашивал его, где он взял мой адрес и почему вообще начал волноваться обо мне. Я даже не знал, сколько времени прошло между визитом полиции и его приходом. Я запомнил только, как он мягко, но настойчиво заставил меня выпить зелье Сна Без Сновидений. А когда я проснулся, у моей кровати сидел Люциус. В своей роскошной мантии, с золотым перстнем на пальце он смотрелся в нашем убогом домишке, как райская птица в курятнике.
— Сочувствую твоему горю, Северус, — он впервые назвал меня по имени. И слова соболезнования были не пустой формальностью, и он не ограничился ими, а продолжал говорить. О том, что маму убил мир маглов. О том, что ей пришлось заплатить такую цену за отказ от магии. Маглы придумали орудия убийства во много раз мощнее самых страшных заклятий. Их машины и самолёты каждый год убивают тысячи людей. Пока маглы правят миром, нам так и придётся жить в вечном страхе, что однажды они развяжут войну, которая погубит всё живое на земле.
— Через два дня я жду тебя в Малфой-мэноре, — сказал он на прощание. — В восемь утра. Не опаздывай.
Я с трудом заставил себя встать, чтобы проводить его до дверей. А потом снова рухнул на кровать. Чем больше я думал о том, что сказал мне Люциус, тем больше убеждался, что он прав. Мама столько лет терпела унижения и побои от Тобиаса, хотя одно движение палочкой заставило бы его раз и навсегда забыть о своих выходках. И погибла потому, что променяла свою настоящую жизнь на призрачную иллюзию счастья. Она могла отправить его одного… я сумел бы защитить её!
Явившись через два дня в Малфой-мэнор в точно назначенное время, я был полон решимости пройти свой путь до конца. Заплатив любую цену, которую от меня потребуют.
За тот август и зимние каникулы седьмого курса я прошёл все испытания, на которые у людей намного старше меня уходили годы. Вместе со Смертельным Проклятием из меня вырывалась вся злость на этот мир. В ночных рейдах я утолял свою ненависть к маглам, породившим рыжеволосую девчонку, которая поманила меня призраком счастья и навсегда отобрала надежду. К тем, кто отнял у меня маму, забил голову Тобиасу нелепыми предрассудками и сунул ему в руки бутылку виски. Я наслаждался страхом маглов, которым нечего было противопоставить моей магии. Я не видел их лиц, все они слились для меня в единую безликую массу, вязкую и прожорливую, поглотившую мою семью. Каждый раз, когда с конца палочки срывался зелёный луч, я словно доказывал то ли маме, то ли самому себе, что мой выбор — единственно верный.
И следующим летом этот выбор был вознаграждён: едва сдав последний экзамен, я преклонил колени перед Лордом, чтобы получить Метку, заслужить которую было честью для каждого чистокровного волшебника. Это был миг моего величайшего торжества — я стал ровней тем, кто был с Лордом не один год. Тем, кто гордился десятками поколений предков-магов. В тот момент я верил, что больше никто и никогда не посмеет упрекнуть меня именем, полученным от магла!
Когда отзвучали тосты в мою честь, и Лорд ушёл в свои покои, Эйвери направился к двери, поманив меня за собой. Я прошёл за ним в маленькую комнатку рядом с парадной залой.
— Ещё раз поздравляю, — он похлопал меня по плечу. — И не только с Меткой, но и с новой должностью.
— Какой должностью?
Несмотря на любопытство, я с трудом удерживался от смеха, глядя, как он старательно напускает на себя загадочный вид.
— Помнишь, о чём ты мечтал в Хогвартсе? Все уши мне прожужжал.
— О лаборатории. С редкими ингредиентами и книгами… в том числе по Тёмным Искусствам.
— Вот теперь она у тебя будет. Тёмному Лорду нужен личный зельевар, и мой кузен рассказал ему о твоих достижениях… Официально это будет объявлено только завтра, но дело уже решено. Надеюсь, ты не окажешься неблагодарной скотиной?
Лаборатория! Возможность работать без помех, воплотить самые дерзкие идеи, которые теснятся в мозгу! Мой новый мир лежал на расстоянии вытянутой руки, его сияние ослепляло меня… Лорд вспомнил наш единственный разговор, который состоялся полтора года назад! И такое доверие сразу же после того как я заслужил Метку, в первый же день... Разумеется, я должен был поблагодарить повелителя за такую честь. Немедленно!
На второй этаж, где располагались комнаты Лорда, я взлетел, словно на крыльях, переполненный желанием выразить признательность и преданность тому, кто подарил мне мечту. Втайне отчаянно надеясь застать его одного, потому что этот разговор казался мне столь же интимным, как объяснение в любви. Никто не мог понять главного: Лорд позволил мне пойти по его дороге, дал мне знак! За спиной промелькнули три тени — потом я узнал, что в тот вечер вход в апартаменты господина охраняли Крэбб и Гойл, а у самой двери стоял Долохов, которого опасалась даже Беллатрикс Лестранг. И только когда я открыл дверь, на краю сознания мелькнула мысль, что я делаю неверный шаг. Выхватив волшебную палочку, я отшвырнул ее куда-то за плечо, одновременно падая на колени.
— Мой Лорд! Господин!
Тёмный Лорд, сидевший в кресле с высокой спинкой, прервал свой разговор с Беллатрикс и мгновенно обернулся в мою сторону. Его движение было по-змеиному изящно, а палочка в руке возникла с такой скоростью, что я даже не понял, как это произошло. Слова благодарности лились из самой глубины души, я на коленях двинулся к креслу Лорда, которое в тот момент казалось мне настоящим троном. Милостиво позволив поцеловать край своей мантии, господин заговорил с теми, кто, как выяснилось, не смог войти вслед за мной.
— До сегодняшнего дня я считал, что у меня хорошие телохранители.
— Мой Лорд… — нерешительно начала Беллатрикс.
— Замолчи. Попробуйте снять чары, которые установил этот мальчишка.
Я? Установил какие-то чары? Но у меня даже не было палочки… Тёмный Лорд с недовольным видом смотрел куда-то поверх моей головы.
— А ты, Белла? Сможешь решить эту проблему?
В тот день Беллатрикс возненавидела меня. За её бесплодными усилиями наблюдали не только Лорд и неудачливые телохранители, но и я — и это, видимо, мешало ей сосредоточиться. Через пару минут господин, усмехнувшись, взмахнул палочкой. За моей спиной послышались шаги: Крэбб, Гойл и Долохов, склонив головы, опустились на колени рядом со мной.
— Встань, Снейп. Оказывается, ты умеешь то, что подвластно немногим. Тебе остаётся только научиться правильно использовать свои способности.
До меня только тогда дошло, о каких чарах говорил Лорд. Я каким-то образом сумел поставить барьер с помощью стихийной магии! Но она так редко проявляется у взрослых, и ею практически невозможно управлять…
— Я научусь, мой Лорд!
— Если мне это понадобится. Пока ты ещё ничем не оправдал те лестные рекомендации, которые дал тебе Малфой. Я в первый и последний раз прощаю нарушение порядка. Ступай к Малфою, получишь инструкции у него.
Он слегка нахмурился, и я стрелой вылетел за дверь, подобрал палочку и направился обратно на первый этаж. У лестницы я столкнулся с Люциусом.
— Идиот! — прошипел он, хватая меня за рукав. — Пошли!
Он затащил меня в ту же комнату, где мы разговаривали с Эйвери.
— Что ты себе позволяешь? Как тебе в голову пришло врываться к Лорду без разрешения?
— Господин простил мне это. Приказал только получить у тебя инструкции.
Малфой вытер пот со лба.
— Тебе повезло. Тёмный Лорд искусный легилимент, и он видел, что в твоих мыслях нет и намека на агрессию. Но ты нажил себе могущественных врагов, Северус. И подставил меня, если Лорд при них приказал тебе отправляться ко мне. Любой твой промах дорого обойдётся нам обоим. Вот список зелий, — он протянул мне пергамент, — которых ты за неделю должен сварить столько, сколько здесь указано, а потом постоянно поддерживать запас. Отчитываться будешь передо мной, но учти, что в лабораторию могут в любой момент придти Лестранги или Долохов, такова воля Лорда. И после сегодняшнего инцидента я не сомневаюсь, что они будут это делать. Так что приступай к работе.
В лаборатории я оказался уже через несколько минут. Там было всё, о чём можно мечтать, одних котлов около дюжины! Я улыбнулся. Мне не нужна была неделя, чтобы справиться со свом заданием — лишь бы хватило посуды для готовой продукции!
Кажется, кто-то заходил в лабораторию, что-то пытался говорить мне, но я не запомнил ни лиц, ни слов. Остановился я, только сварив последнее зелье из списка, и запас получился вдвое больше того, что мне приказывали. Усовершенствованные рецепты, которые я придумал ещё в Хогвартсе, сэкономили массу времени. Потянувшись, я заметил, что Люциус сидит в кресле и наблюдает за мной. Он с ухмылкой протянул мне бокал вина.
— Северус, ты знаешь, сколько времени ты работаешь?
— А разве это важно?
— Только что закончились третьи сутки, — сухо сказал он. — Мне не нужно, чтобы ты свалился от переутомления. Ничего не перепутал, надеюсь?
— Бодрящее зелье я готовить умею. Сейчас лягу спать, а потом буду пользоваться свободным временем, если у меня есть в запасе несколько дней, — плотоядно облизнувшись, я повернулся к полкам с фолиантами по Тёмным Искусствам.
— А ты не думаешь, что тебе ещё и поесть стоило бы?
— Я ценю усердие и преданность, но всё хорошо в меру, — раздалось от двери. Я упал на колени, не веря своему счастью: сам Лорд соизволил придти в лабораторию. Коротким кивком разрешив мне встать, он начал проверять работу. На это ушло всего пять минут, и я с огромным облегчением увидел, что ни разу за это время на лице повелителя не мелькнула даже тень недовольства.
— Теперь я вижу, Малфой, что твои рекомендации были не пустыми словами. С таким объёмом работы за три дня не справился бы даже Слагхорн, — сказал он, поставив на стол последний пузырёк. — Я доволен вами обоими. Тебе, Снейп, я разрешаю отдохнуть неделю. На что ты потратишь это время?
Его слова звучали слаще музыки. Лорд не просто остался доволен моей работой, но и заинтересовался моими планами! Я бросился к книжным полкам и выложил на стол несколько томов, чтобы рассказать о том заклинании, которое я собирался усовершенствовать.
— Мой господин, я много времени потратил на то, чтобы понять механизм действия такого популярного заклинания, как Алохомора. Смотрите, вот здесь есть точное описание, данное тем, кто первым создал его: после второго движения палочки удар энергии концентрируется на пружинах запирающего механизма, и направленность импульса такова, что она способна менять вектор приложения, заставляя любой механизм совершить возвратное движение, сколь бы сложным этот механизм ни был. Есть устойчивое мнение, что не существует заклинания, способного остановить действие Алохоморы, но я уверен, что это не так.
— Довольно, — Лорд жестом остановил меня и повернулся к Люциусу. — Его страсть к исследованиям поистине ненасытна. Он может тратить на эксперименты всё своё свободное время, и отныне только тебе и Беллатрикс позволено входить в лабораторию. И я буду очень разочарован, Снейп, если это время и вложенные в лабораторию средства будут потрачены напрасно. Ты понял меня?
— Да, мой господин. Могу ли я задать вопрос?
Брови Тёмного Лорда на мгновение поднялись вверх, его голос стал подчёркнуто сух:
— Спрашивай.
— Мой господин, я хочу попытаться создать зелья, для которых нужно применять Тёмные Искусства. Но ингредиенты, которые необходимы для этого, нельзя купить, их можно только собрать в нужное время и в нужном месте. Например, волшебный семилистник расцветает в фазе восходящей Луны, а найти его можно только возле Роллрайтского каменного круга, на склоне холма, где расположен Котсуолд. Если лепестки цветка использовать...
Повелитель чуть заметно улыбнулся.
— Можешь не продолжать. Я даю тебе разрешение собирать ингредиенты где угодно и когда угодно, доложив Малфою о целях и времени поездки. Но это не должно идти в ущерб твоей основной работе!
Полы его мантии описали полукруг, дверь распахнулась, и спустя несколько мгновений мы услышали ь удаляющиеся к лестнице шаги. Люциус ухмыльнулся.
— Ты произвёл на Лорда хорошее впечатление. Он очень редко позволяет кому-то обратиться к нему с просьбой, и ты получил сейчас больше свободы, чем любой из его старых слуг.
— Так я правильно понял, что он отпустил меня в Котсуолд? Ведь всего два дня остаётся, а потом придётся ждать три месяца или отправляться в Бретань, где семилистник тоже растет, хотя в тех местах почва суглинистая, а возле Оксфорда она куда более щелочная, потому...
— Прекрати немедленно! Лорд дал тебе разрешение отправляться хоть ко всем чертям! Но перед этим ты выполнишь мой приказ — немедленно спать! — Малфой сказал это, уже перешагнув порог лаборатории. Я последовал за ним, и увидел, что в коридоре нас ждёт Эйвери.
— Слушай моего кузена, Северус, — он по-приятельски подмигнул мне. — Жрать и спать, спать и жрать — а уж потом хоть за книжки, хоть снова к котлу, хоть к чёрту на рога! А то дождёшься Беллы с проверкой, она с тобой точно никакими семилистниками делиться не будет. Даже если может просто взять горшок с подоконника.
— Волшебный семилистник в комнатных условиях?! Если она сумела добиться этого, я готов преклоняться перед ней, потому что это очень сложно, для этого она должна была внимательно...
— Ты невыносим! — хором заявили оба кузена. — Сейчас же в кровать, всё остальное — потом!

@темы: Фики, Двойной капкан